Creepypasta вики
Advertisement

История[]

Ripper-chan/Потрошитель-тян (Танака Юки)[]

Биография[]

Танака Юки родилась в Японии. Её мать умирает их-за осложнений после тяжёлых родов. Предположительно, именно родовая травма стала причиной врождённых психических расстройств девочки. Смерть жены сильно ударила по отцу Юки. Не желая оставаться там, где всё напоминает о покойной супруге, мужчина решает переехать вместе с дочерью в Америку, начать новую жизнь.

Отец Юки был преподавателем в медицинском университете, в его кабинете было много анатомических карт и даже набор с хирургическими инструментами. Юки могла разглядывать их часами, её интерес к чему-то подобному рос с каждым днём, вот только проявлялся этот интерес в очень странной форме - Юки начала потрошить уличных собак. Девочке было интересно вскрывать их и изучать внутренности. Узнав о пристрастиях дочери, отец начинает водить её по психиатрам и давать различные препараты, вот только ни одно лечение не принесло нужного результата.

В одиннадцать лет Юки впервые переходит с собак на людей. Рано утром она проходила мимо местной начальной школы, где приметила семилетнюю девочку. Юки спросила у девочки, где здесь можно помыть руки, та отвела её к уличным умывальникам. Едва обернувшись, школьница получила удар острым предметом в шею. Юки заранее украла из кабинета отца несколько инструментов, включая пару ампутационных ножей и анатомическую пилу. Она вскрыла тело уже мёртвой девочки и как смогла, вытащила некоторые органы чтобы лучше их рассмотреть. Однако вскоре издалека послышались голоса учеников и взрослых. Убийца поспешила скрыться.

Вид маленького вскрытого трупа впечатлил Юки, и уже через несколько месяцев она решает повторить ранее сделанное, но не успевает. Малолетнюю убийцу находят и арестовывают. Судебное разбирательство по её делу было долгим и сложным. Когда Юки спросили о мотиве убийства, она ответила:"Я просто хотела посмотреть, что внутри".

Убийцу приговорили к содержанию под стражей с принудительным лечением. Позже Танака утверждала, что во время заключения подверглась издевательствам и сексуальному насилию со стороны персонала и нескольких заключенных. Отец Юки, узнав что его дочь жестоко убила человека, не выдерживает и совершает суицид.

Через десять лет Танака получила полную свободу. Последний раз она вышла на связь через два года после освобождения, дав интервью (во многом благодаря которому вы сейчас читаете эту статью), где рассказала о своём детстве и обо всех подробностях убийства семилетней девочки. После этого журналисты дали юной садистке прозвище "Ripper-chan", хотя сама она никогда себя так не называла. Дальнейшая судьба убийцы неизвестна. По крайней мере, новостей о новых жертвах не поступало. Остаётся надеяться, что Юки Танака больше никому не сможет причинить вреда...

Внешность[]

Юки имеет слегка смуглый оттенок кожи, узкий разрез глаз, волосы и радужки насыщенно-чёрного цвета. Почти всю свою жизнь носит строгое каре с чёлкой. От природы низкого роста. Из-за препаратов, которыми её пытались вылечить от психических расстройств, рост Юки замедлился, поэтому она всю дальнейшую жизнь будет выглядеть сильно моложе своих лет. Потрошитель-тян одета в широкую белую рубашку с нашивкой в виде красного сердца с левой стророны груди (эта рубашка - любимая вещь Юки, которую она носила практически неснимая), белые шорты и такого же цвета кеды.

Факты[]

1. Прозвище ей дали журналисты. Сама же Юки никогда себя так не называла.

2. Юки - амбидекстр. Она умеет одинаково хорошо пользоваться как правой, так и левой рукой.

3. Большую часть жизни Танака прожила в Америке, поэтому на английском она разговаривает лучше, чем на японском.

4. Официально Потрошитель-тян убила только одного человека.

5. Её история частично основана на реальных событиях. Это смесь биографий Невады-тан и неизвестной убийцы, чей жертвой стала Айва Мацуо.

6. Имена родственников и жертвы Потрошитель-тян скрываются в целях безопасности и конфиденциальности.У девочки Сьюзи Питерсон была вполне насыщенная жизнь. Родители не совсем планировали ее, но так получилось, что мама Сью забеременела. Жили они на окраине города, мама прогуливалась по темным и спокойным улочкам города во время беременности, и кажется это передалось Сью. Её слабость: прогулки прохладным вечером по улицам квартала. Из еды девочка обожала тушеную картошку с грибами под сливочным соусом. Мама и папа Сью очень любили дочку и часто шутили на тему её несвоевременного появления на свет. Когда Сью подросла, она перестала понимать эти шутки и в связи с переходным возрастом стала воспринимать все в штыки. Однажды субботним вечером папа Сью сказал новую шутку насчет её рождения. Девочка молча встала и ушла к себе. Её голову заполняли гудящие мысли и обида. Она зашла в ванну и встала перед зеркалом, упёршись в раковину руками подняла на себя взгляд. Светло-коричневые волосы, напоминавшие по цвету карамель, спускались с её плеч мощными кудрями, карие глаза будто светились под светом лампочки в ванной комнаты. Простояв так минуты 3, она села на пол и закрыв лицо руками стала думать: «Может и правда мама с папой совсем не ждали меня, они не хотели чтоб я родилась». Изящные пальцы девочки потянулись к отцовской старой бритве. Легкое движение по запястью и на нём появились алые капли. Сью это понравилось, она повторяла это снова и снова словно в бреду. Поднявшись с пола, она побрела в свою комнату. Там преодолев окно и лестницу со второго этажа она получила доступ к свободной ночной прогулке. Идя по знакомым с детства улочкам, она ничего не боялась и не о чём не думала, её ничего не беспокоило и ничего не волновало. Лёгкий ветерок поднимал ее волосы и слегка отгонял оторвавшиеся от запястья капли крови.

- Смотри кто идет, это та ненормальная!

Сью обернулась и увидела своего вредного соседа по дому через дорогу. Растрепанные в разные стороны кудрявые чёрные волосы, оттопыренные уши и дурацкие смешки. Сью привыкла к этому и старалась не обращать внимания.

- Куда пошла? Я не отпускал тебя.

Тим, или же Тимбо как его называли его друзья, дернул девочку за руку. Он не смог нормально ухватиться, кровь не дала схватить ее крепче. Взглянув на пальцы Тимбо тихо пискнул словно мышь и крикнул.

- Ты ненормальная!

Толкнув Сью в кусты на обочине дороги, он ринулся прочь. Нелепо, вот так не сражаясь, просто лежать в кустах, но немая и резкая боль пронзила всё тело Сью, она не могла ни плакать, ни встать, ничего. Тело её просто не слушалось. Она потеряла сознание. Очнулась она в больнице, был день. Разглядев маму и папу рядом, которые смотрели на неё испуганным взглядом, стала бояться, что с её лицом что-то не то. Попросив маму дать ей зеркало, она увидела отражение. Её прекрасные глаза, которые она так любила, превратились в пустоту. Она упала левым глазом на ветку торчавшую из земли, которую не успели во время выкорчевать. Правый глаз был пустой от боли, которая переполняла её. Он стал серо-карего оттенка и уже не блестел. Через 2 недели крошку Сью выписали домой. Попытки её суицида продолжались на протяжении года. Родители давали ей антидепрессанты, обезболивающие, завешали все зеркала в доме, а некоторые и вовсе убрали. Сью жила в своей комнате, в которой стояли только кровать, стул и компьютерный стол с помощью, которого она отправляла маме записки на е-mail c просьбами что-нибудь купить ей или принести поесть. Спустя год такой жизни Сью перерезала себе осколком окна левую руку и обе ноги. Пока родители рвались в комнату своей дочери она успела выйти через окно по старой лестнице. Найдя Т

243

Тимбо, она вырвала ему язык со словами «Гнили не должно быть в мире». Местонахождение на данный момент неизвестно.

Вторая история[]

Время всегда будет двигаться вперед, независимо от того, что происходит в мире вокруг вас, я испытал это на себе, но иногда мне казалось, что время намеренно сдерживалось в самые болезненные моменты и медленно тянуло свои руки вокруг круглой рамы, чтобы я мог предаться вкусу страдания, отсутствия страсти и счастья, которые когда-то были в моей жизни. Я бесконечно плаваю вокруг этой воображаемой обстановки, пытаясь вернуть себя в реальность, теперь все потеряно, все, что я могу сделать, это защитить, защитить тех, кто пострадал так же, как и я, чтобы их жизнь не закончилась так же, как моя.. Но сейчас я расскажу вам историю своей жизни, важные моменты, которые что-то значили для меня, независимо от того, было ли это хорошо или плохо..

Я родилась в Солсбери, Англия, 13 октября с моей матерью, Мари Беннетт и отцом, Артером Беннеттом, и мне было дано имя Сэди Мари Беннетт, маленький комочек радости для обоих супругов, Я думаю, вы могли бы сказать. Обстановка в тот день была унылой, дождь шел примерно девяносто процентов времени в Англии, но это не испортило их момент, когда я впервые оказался в объятиях моей матери; глаза сияли в ее глазах. Мой отец был очень успешным бизнесменом и получил предложение о работе в Штатах, моя мать была домоседкой женой и не возражала против требований, и в одно мгновение мы были упакованы и уже летели на самолете в наш новый дом, мне было в самом расцвете лет 6, такой молодой и полной жизни и любви к моим родителям. Мы подошли к коридору самолета, и вдруг мой отец поднял меня и посадил себе на плечи, притворяясь пилотом своего собственного самолета: "мы вот-вот взлетим, ккчх, пожалуйста, пристегни ремень безопасности и наслаждайся поездкой, ккчх", - мы развернулись и пошли к подножию самолета, я так сильно смеялся, что это был момент, который нужно было лелеять, потому что позже все это исчезнет. - Ты оставил меня здесь! Самолет взлетел без меня!" Моя мать хихикала и смеялась, когда наконец догнала нас. Хозяйка приветствовала нас на борту, когда мы заняли свои места, и я попросил окно, и я его получил! Все были на месте, пока пилот объяснял меры безопасности, я заглушил его голос и выглянул за пределы площадки аэропорта, и, к всеобщему удивлению, дождь наверняка шел, и я подумал про себя: "странно, что ДОЖДЬ всегда преследует меня." Я потряс головой, выходя из своего зачарованного состояния, когда мы наконец взлетели, расчетное время было намного больше нескольких часов, и мы провели время, развлекая друг друга игрой в карты, и в конце концов я отключился, чтобы долго спать, мой отец показал им наши паспорта, заполнил кое-какие бумаги в самолете и в конце концов приземлился на твердую землю, мой отец нежно погладил меня по руке: "Эй, малыш, пора просыпаться, мы здесь!" Я все еще была без сознания, когда он поднял меня и держал в своих руках, а моя голова покоилась на его плече.

Нам потребовалось несколько дней, чтобы освоиться, но наш новый дом находился в горных районах Москвы, штат Пенсильвания. Это было абсолютно красиво, и природа процветала в каждом укромном уголке и трещине, что привело к тому, что я всегда был снаружи, играя в притворство со всем, что я мог найти, от того, чтобы быть пиратом с прутиками, как мечи, сражающиеся с воображаемыми безбилетниками, чтобы ездить на драконе через деревню, мой ум постоянно шел в конце концов, что было положительным для меня, потому что я был настолько гиперактивен. Каждое утро мама готовила нам завтрак, и он был самым лучшим! От французских тостов до яичницы-болтуньи у отца всегда была чашка горячего кофе, чтобы запить ее, а у меня всегда был горячий чай или молоко. Мы говорили о нашем дне и о том, что мы планировали сделать до конца его, кухонный стол был временем для пробуждения с новым началом и обмена им друг с другом. Мой отец планировал пополнить оставшиеся пакеты, в то время как я ничего не хотел делать, кроме как исследовать вокруг дома. День был холодный, поэтому мама одела меня в серую толстовку, вязаный зеленый шарф, джинсы и старые парусиновые туфли, в общем, это соответствовало моим растущим светло-каштановым волосам и глубоким темно-карим глазам. Ей всегда нравилось наряжать меня, как будто я была ее собственной куклой в натуральную величину, временами я это ненавидела, но все равно позволяла ей это делать, потому что у меня все равно не было права голоса. Пока мой отец разгружал последние наши пожитки, я был в лесу, бегал между деревьями только для того, чтобы найти другую девочку примерно моего возраста, она сидела на клочке цветов, таких как маргаритки, тюльпаны, нарциссы, когда она пела и осторожно вырывала их из мягкой почвы, я держался на расстоянии и вытолкнул себя из-за дерева, "х-Привет ..." я говорил застенчиво, она быстро обернулась темно-каштановые шоколадные волосы с челкой почти закрывали ее глаза, так как очки защищали оттенки зеленого позади них, светло-розовое платье с белыми Мэри Джейн было немного порвано. и покрыты кое-где грязью, она молча смотрела на меня, но тихо проговорила:...Привет." Я подошел к ней с улыбкой на лице и сел рядом с ней: "меня зовут Сэди! А у тебя что?" - Вы живете где-то поблизости? - с любопытством спросил я. Может быть, мы могли бы стать друзьями? Сколько вам лет?" Она испугалась всех этих вопросов и застенчиво ответила: "м-Мэри.- Да, я живу где-то здесь.. Друг был бы Н-хорош... Мне шесть, - усмехнулся я, - мне тоже шесть! Я только что переехала сюда из Солсбери, Англия! Так что...я действительно никого не знаю...Приятно познакомиться, Мэри!" Девушка расслабилась и протянула мне несколько цветов, пока ее пальцы переплетали их стебли, чтобы сделать всевозможные натуральные украшения, такие как браслеты, ожерелья и даже короны! Это был первый раз, когда я почувствовала, что кто-то понимает меня, кроме моей семьи, и было еще много моментов, чтобы прийти, мы были лучшими друзьями в течение такого долгого времени..

В средней школе мы с Мэри были неразлучны, и никто не стоял у нас на пути, нам обоим было от 12 до 13 лет, держась за руки, куда бы ни шла одна, другая обязательно следовала за нами, к сожалению, у нас не было никого, кроме нас самих, так как все в здании были слишком непристойны и грубы. Мы шли по коридорам, поскольку он был загрязнен телами, сплетнями и мальчиками, которые даже приставали ко мне, что Мэри сказала им оттолкнуть, так как я был тем, кто не говорил много в любой ситуации, когда я старел, моя гиперактивность значительно уменьшилась, и я был тихим, в то время как Мэри была совершенно противоположна тому, когда она была молода. Самое лучшее, что у нас было, пока мы были заперты в тюрьме, - это обед, который моя мать готовила для меня лучше всего! Бутерброд с помидорами, чипсы, содовая, ну, вы знаете, простые вещи, которые помогли мне пережить день, и, к счастью, у нас с Мэри было одно и то же время обеда, так что мы сидели рядом друг с другом за нашим собственным столом в одиночестве, болтая об учителях и учениках, наш собственный вид сплетен, но это никогда не было ненавистно. Когда день угас, мы сели в автобус и поехали домой, обычно в теплые и ясные дни мы всегда шли по длинной унылой дороге, которая, казалось, вела только домой. Автобус был переполнен детьми, прыгающими с места на место, смеющимися, кричащими, нам даже пришлось сменить водителей, так как последний из них немного разозлился на одного из студентов и в конечном итоге был уволен, но Мэри и я были сами по себе в задней части автобуса, и мы тоже были последней остановкой, поэтому, как только он замолчал, мы поняли, что пришло время выйти. Она вышла, а я последовал за ней, и мы вышли на дорогу, по которой собирались идти, так как автобус не мог высадить нас прямо перед нашими домами, нам пришлось пройти пешком добрую милю или две, что не было неудобством для нас, так как мы всегда наслаждались нашим временем вместе, она была как сестра, которую я хотел бы иметь, и я к ней. - Так Какое домашнее задание у тебя сегодня, Сэди?" Она застонала, когда рюкзак придавил ее, пока одна нога следовала за другой по грунтовой дороге: "ну, биология, которая мне нравится..Я сделала домашнее задание по английскому языку в классе и математике.... Которую я презираю, - простонал я над ней,- хочешь мне в этом помочь?" Я спросил, так как она была в значительной степени человеческим калькулятором, и она ответила кивком вместе с улыбкой: "в любое время, ты знаешь меня, Сэди"., слишком хорошо!" Мы оба хихикали и смеялись, когда миля исчезла позади нас без предупреждения, и мы были на моей подъездной дорожке, которая была почти в полумиле от моего дома, так как она жила прямо по соседству со мной, что было еще одной милей во всей реальности, но мы не возражали, так как наши велосипеды обычно делали большую часть работы за нас. - Привет, Мэри..Хочешь переночевать сегодня? Сегодня пятница, а завтра у нас нет занятий..Как насчет этого?" - Это меня вполне устроит, и я уверен, что мои арендные платы не будут возражать! Отпусти меня домой и собери вещи, а я буду через несколько часов, чтобы мы могли сделать домашнее задание, хорошо?" - Ну конечно! До скорой встречи!" - " до встречи, Сэди!"

Мы помахали друг другу на прощание, но ненадолго, потому что я повернулась и пошла по подъездной дорожке, чтобы мама поприветствовала меня, когда я войду. Наша дорога была окружена деревьями и лесом с обеих сторон, а некоторые даже искривились, чтобы выгнуться над тропинкой, это было прекрасно расслабляюще, когда вес от школы снимается с моих плеч подавляющей аурой вокруг меня. Я остановился, чтобы взглянуть на наш дом, увитый плющом по бокам, он был похож на коттедж, но наполненный жизнью и природой вместе; зрелище, на которое стоит посмотреть. Мама открывает входную дверь и, увидев меня, кричит: "Сэди! Заходи, у меня есть для тебя закуска!" Она улыбается, и это согревает мое сердце, она всегда так заботлива, так заботлива обо мне, я люблю свою маму. Я смеюсь, выбегая на переднюю дорожку, и прыгаю в открытую дверь, закрывая ее за собой: "Эй, мама! Что я получу сегодня на закуску? Да, кстати, Мэри сегодня ночует у нас, ты не против?" Я захожу на кухню, это черные мраморные полы, изумрудно-зеленые гранитные столешницы, приборы из нержавеющей стали со светло-желтыми стенами, чтобы скрасить темную обстановку, было поистине мечтой для любого шеф-повара. Я сел на высокий барный стул, чтобы найти бутерброд с арахисовым маслом и желе с высоким стаканом апельсинового сока, ожидающим меня, чтобы съесть его, "я знаю, что это ничего особенного, потому что у нас есть что-то лучше на ужин сегодня вечером! И ты знаешь, что я не против того, чтобы Мэри приходила, она просто кукла, а вы так давно дружите!" Она говорит в проекции, когда моет посуду в раковине, пока я поглощаю бутерброд и быстро глотаю сок, я встаю на ноги и хватаю свой рюкзак за ножки стула: "большое спасибо, мама, это было восхитительно!" Я подбегаю, чтобы поцеловать ее в щеку, "Ну, мне нужно начать работать над некоторыми из моих домашних заданий, прежде чем Мэри придет!" - Хорошо, милая, я дам тебе знать, когда она приедет!" Мама улыбнулась и поцеловала меня в щеку в ответ: "Люблю тебя, дорогая", "я тоже тебя люблю, мама!" - Крикнула я, когда мои ноги понесли меня вверх по маленькой лестнице перед домом. Он был красочным, одна комната никогда не была такого же цвета, как другая, это выглядело так, как будто ребенок использовал стены в качестве книжки-раскраски, но моя семья и я любили его, поэтому мы сохранили его форму, как он был построен, когда кто-то решил жить здесь.

Моя комната была единственной, как только вы поднялись наверх, я открыла дверь и бросила свой рюкзак, кроме того, чтобы посмотреть на мои жилые помещения, стены были оттенком мягкого розового, красные розовые одеяла ручной вязки моей матери лежали на двуспальной кровати в середине комнаты, и мой плюшевый розовый плюшевый слон, когда я была ребенком, всегда был там, чтобы приветствовать меня, когда я вошла. Вся мебель была сделана из дерева ручной работы, привезенного из Англии кем-то, кого знала моя мать, большой комод у двери и мой туалетный столик у окна, которое выходило на заднюю часть дома, чтобы любоваться природой на безопасном расстоянии, я вздохнула и включила радио на прикроватном столике, чтобы нарушить тишину, пока играла музыка, я скинула туфли в стенной шкаф и переоделась в спортивные штаны, это была своего рода традиция, у меня всегда было удобно в собственном доме, и пижама мне очень шла. Я открыл рюкзак, чтобы взять учебник по биологии и блокнот с розовым механическим карандашом, и сел на кровать в индийском стиле, натянув одно из одеял на плечи, чтобы согреться, я начал работать над домашним заданием только для того, чтобы заснуть, уткнувшись лицом в книгу и медленно просыпаясь, чтобы услышать, как мама кричит, что Мэри приехала. Она ворвалась в мою дверь, чтобы увидеть ее с набитой ночной сумкой и сумкой для школьных учебников: "Эй! Хватит спать, Сэди! Я здесь, веселье началось!" Она бросает свои вещи по обе стороны от себя и хватает меня, когда я вздрагиваю: "О боже, Мэри!! ТЫ МЕНЯ ДО СМЕРТИ НАПУГАЛ!!" - Закричала я, все еще пытаясь пробудиться от трехчасового сна, которым наслаждалась в своей книге по биологии, но тем не менее я была счастлива видеть ее, - успокойся! Я не хотел тебя пугать!" - Заверила меня Мэри, крепко обнимая меня, возвращая услугу, она сидела у ее ног и смотрела на меня, - ты готова убрать это домашнее задание с дороги, чтобы мы действительно могли повеселиться?" Она сказала, что недовольна работой, а я кивнул, когда мы взялись за книги.

Наступила осень, и мы наконец-то оба были старшеклассниками, посещающими школу Северного Поконо; мы достигли свободы! Многие люди менялись, некоторые более ненавистные, чем другие, но Мэри и я все еще были нами, всегда были рядом друг с другом, но рано или поздно мы знали, что один из нас найдет любовь, так как все были и надеялись, что это не разлучит нас. Клики становились все более очевидными, там были спортсмены, подготовленные, популярные дети, эмосы, вы называете это! Кем мы были? Все ставят нас с уродами, так как мы были настолько "непопулярны", но мы были в порядке с этим, потому что мы не играли никакой роли в их глупых школьных играх. Учебный год быстро прошел мимо нас, и мы были на рассвете зимних каникул, и мое сердце воспарило от принятия этого единственного мальчика: "Итак, ты уже пригласил его на свидание?" Мэри посмотрела мне прямо в лицо, когда я покраснела и отвела взгляд...Захочет ли он вообще, чтобы я вернулась?" - Ну, ты не узнаешь, пока не спросишь его, - нервно спросила я, когда она ухмыльнулась. Сделай это сегодня!" Она давила на меня, когда я сдался, после последнего звонка, чтобы выйти, я спрошу его. День тянулся, казалось, целую вечность, в то время как мои эмоции взлетали до небес, ладони вспотели, и по звонку колокольчика все выбегали на улицу к своим машинам, автобусам, поездкам и т. д. Пока я искал его в толпе кричащих подростков, чтобы узнать его с группой популярных девушек, я подошел к нему с тревогой, все девушки посмотрели на меня, а затем они ушли, смеясь и шутя обо мне; он стоял там, "я могу помочь вам?" Он спросил с улыбкой, его лицо было теплым, светлые золотистые волосы и эти голубые ледяные глаза заставляли любого влюбиться, "я...я хотел сказать тебе кое-что, что было у меня на уме весь учебный год.." Я тихо заговорила, когда он подошел ближе, так как мой голос был принят всеми остальными вокруг нас, я покраснела, "Ну, я слушаю.." Он настаивал на своем, и я сделала глоток чувств и открыла рот, но это вышло в спешке: "ты мне действительно нравишься! Мне было интересно, чувствуешь ли ты то же самое ко мне?!" - Крикнул я, когда он вздрогнул и слегка покачал головой..Не хочу тебя разочаровывать, но я влюблена в другую..Извини, - он смотрит на меня с улыбкой за хмурым взглядом, когда уходит, его рука помахала мне, когда я стояла там, сломленная, я сдерживала слезы, когда Мэри потянула меня, - Тааак, что случилось?" Она толкнула мою руку локтем, и слезы потекли по моим щекам, - он не чувствует того же самого...Н-но все в порядке! Я полагал, что любой популярный ребенок отвергнет такого урода, как я.." - Прости, девочка! - воскликнула я, когда Мэри прижала меня к себе. - прости меня, девочка!.Давай сегодня пойдем домой пешком, ладно?" Я двигал головой вверх и вниз по ее плечу, пока она скрывала мои эмоции от всех студентов, покидающих здание в последнюю минуту, и как только все стихло, мы оба начали подталкивать себя домой.

Это была долгая, мучительная прогулка домой, Мэри держала меня за руку, пока я собирал осколки в уме, я знал, что это произойдет, я знал, что он откажет мне, но я должен был быть сильным, и Мэри была моим ангелом-хранителем, и я никогда не осознавал этого, что она помогала мне подняться каждый раз, когда я падал, почти достигая нашей автобусной остановки, снег начал течь, когда я поделился с ней своим шарфом, так как ее рука дрожала в моей, она улыбнулась, когда мое сердце снова согрелось: "спасибо, Мэри ... за то, что всегда была рядом со мной, ты самый лучший друг, о котором я только могу мечтать.." Я заговорил, когда ее щеки слегка порозовели от сочетания холода и моих добрых слов: "Ты всегда будешь моей лучшей подругой Сэди, что бы ни случилось.." Она ответила, Когда наша связь разрушила мою пустоту, и мои чувства быстро поднялись из дыры, в которую они были брошены. Мы смеялись и шутили по той грязной дороге, которую мы так хорошо знали, которая теперь была покрыта легким слоем снега, я дал ей свой шарф вместо того, чтобы поделиться им: "держи его, он тебе нужен", - заявил Я, а она ответила, улыбаясь с благодарностью. Мы остановились на моей подъездной дорожке, и она крепко обняла меня на несколько секунд: "не беспокойся о нем...мы есть друг у друга, и этого достаточно для меня", - тихо сказала она и быстро убежала, я попытался схватить ее, но ее тело выскользнуло из моего, как масло, и снег скрыл ее угасающее "я". Я покачал головой и побежал домой, стараясь не поскользнуться в снегу, который умножился на земле, и улыбка растянулась на моем лице. Наконец, добравшись до дома, я открыла входную дверь своим ключом. Я дома!" Я закрыл дверь и ждал ответа, но ответом было молчание, и мои чувства снова упали в тревогу: "м-мама?" Я отпустил рюкзак, прислонил его к двери и направился на кухню, где обнаружил ее распростертое на черном мраморном полу тело, кричащее: "мама!! Мама!!" Я подбежал к ее телу и мягко встряхнул ее, когда слезы снова появились на моем лице, не отвечая на мои звонки, я набрал 911, когда через несколько минут приехала скорая помощь, открыв дверь и подняв бессвязное тело моей матери на каталку, когда я позвонил отцу, когда он был в офисе: "отец!! МАМА НЕ ПРОСЫПАЕТСЯ!! Я ПОЗВОНИЛА В 911, Я ЕДУ С НИМИ!! Пожалуйста, приезжай в больницу!!" с другой стороны, его глаза загорелись паникой, "Н-Не волнуйся, милая!! ПАПА ИДЕТ!!" Он быстро повесил трубку, выбежал из комнаты и направился к гаражу. Мы отдыхали в машине скорой помощи, когда ревели сирены, и они пытались привести в чувство мою маму, я сидела рядом с ними, изливая свои эмоции: "Не оставляй меня, Мама, пожалуйста, останься со мной и отцом!! НЕ УХОДИ!!" Я кричал, пока один из посетителей допрашивал меня: "было ли что-нибудь необычное с твоей матерью?"-"у нее были б-сильные головные боли в последнее время...Даже припадок о-один раз, сл-нечленораздельные ее слова..." я говорил тихо, пока они делали заметки, и прежде чем я понял это, они уже были на аварийном причале и забирали ее внутрь, когда я быстро бежал с ними. Торопя ее в отделение неотложной помощи, одна из медсестер остановила меня: "извините, но вам придется подождать здесь, мы не можем допустить посторонних лиц в отделение неотложной помощи".- Мы сделаем все, что в наших силах, чтобы заверить вас, что с ней все будет в порядке, но сейчас просто посидите и успокойтесь, - я села, когда она бросилась к вращающимся дверям. Мой отец бросился через вход, чтобы найти меня с моей головой в руках, "Сэди!" Он закричал, когда я поднял голову, чтобы увидеть его, он подбежал ко мне, запыхавшись: "как долго ты здесь сидишь?!" Он был в состоянии беспокойства: "уже около часа....И все равно ничего.." Как только я закончил фразу, главный врач вышел и поприветствовал нас: "она восстановила концентрацию, и ее жизненные показатели стабильны, но..Есть некоторые тревожные новости, которые мы обнаружили.." -Ч-что такое, доктор?" Моему отцу становилось не по себе, "хорошо..Все сводится к тому, что у нее диагностировали рак мозга 4-й стадии, и, к сожалению, мы ничего не можем сделать, рак распространился слишком быстро, чтобы мы могли им манипулировать.- У нее есть самое большее месяц.- Мне очень жаль.." Отец посмотрел на меня, и я тоже посмотрела на него, не говоря ни слова, ничего, кроме тишины." - К сожалению, мы все еще работаем над ней, проверяем кровь и так далее..Приходите завтра, и я буду уверен, что наша секретарша даст вам номер ее комнаты, Спокойной ночи." И все, он ушел, когда мы оба затаили дыхание., -П-пойдем домой, Сэди..." Он схватил меня за руку, когда слезы потекли из наших труб, когда мы сидели в машине, и он отвез нас домой, чтобы вынести долгую ночь, я даже спал на месте матери; плакали сами, чтобы заснуть.

На следующий день мне пришлось пережить школьный день, и я не сказал ни слова Мэри, она волновалась за меня и даже пропустила несколько уроков, чтобы остаться со мной, учителям было все равно, что это был последний день перед зимними каникулами, поэтому они пропустили это мимо ушей. У нас был один общий урок, это был английский 12, и, конечно, моя отвергнутая влюбленность тоже была в классе, Мэри говорила со мной о своей ночи что-то о том, что ее отец возвращается домой идиотом, спотыкается о вещи и веселится с семьей, но я все еще должен рассказать ей о своей матери, которую я не мог рисковать выпустить из головы, это преследовало мои мысли и эмоции до такой степени, что я молчал, кивал на разговоры и просто отвечал простым: "да." Мэри перестала говорить о своем отце, когда услышала мою влюбленность и группу девушек, Шепчущихся и сплетничающих, - она буквально выплеснула на меня свое сердце, и, конечно, я не мог сказать "да", она урод! Я даже солгал, чтобы не выглядеть придурком", "Вау, с чего она взяла, что у нее вообще будет шанс с тобой? Ты вроде как Очень популярная и симпатичная.." Одна из девушек ответила и посмотрела на нас: "она уродлива и совершенно не потрясающая, как ты!" Они занимались этим добрых десять минут, пока Мэри не вмешалась в их маленькую беседу и не начала подражать тому, как они говорили: "как будто ты такой полный идиот, как будто ты получаешь двойки в этом классе, потому что ты родился умственно отсталым, хорошо? А что касается тебя, чувак, то ты как бы полностью фальшивый и настоящий член м'Кай? Например, зачем кому-то вообще встречаться с тобой, если ты окружаешь себя идиотами? Пытаешься скрыть, насколько ты глупа на самом деле? Ты дурак, что отказываешься от Сэди, как от полной дуры!" Девчонки обиделись: "уходи, урод, мы его поймаем!" - Ну, я надеюсь, что ты это сделаешь, гребаная подготовка!" Она взревела, как гром. Они все проигнорировали ее, когда она вернулась ко мне, схватила меня за руку, и мы вырвались из школьных дверей в зимнюю белую атмосферу. Мы должны вернуться домой, да?" Она заявила, и я молча кивнул, все еще продолжая настаивать на том, что моя мать находится в больнице. Мы держались за руки, как всегда, когда с неба снова начал падать снег, замерзшие слезы ангелов, как говорила моя мать..Все заставляло меня думать о ней. Мэри посмотрела на меня: "что с тобой, Сэди? Ты весь день молчишь...Я беспокоюсь о тебе, - я остановился и посмотрел на нее с искренностью в глазах, - Мэри...У моей матери рак мозга четвертой стадии, вчера вечером ее срочно отвезли в больницу..Ей осталось жить самое большее месяц..." Я задыхалась от своих слов, когда слезы, сдерживаемые весь день, хлынули навстречу холоду, и некоторые остановились на своих путях; замерзшие. Она смотрит на меня и прижимает к себе, даже сама немного плачет: "с-Сэди..Мне так жаль! Я всегда буду рядом с тобой. Это ужасно, как устроена жизнь....Переживает так много.." Она утешала меня, когда все вокруг побелело, ослепленный слезами, мой день был только приятным.

Я вернулся вместе с Мэри и обнаружил, что мой дом пуст, холоден, без сердца, без матери, которая встретила бы меня." -Спросила она, когда я слегка улыбнулся и шмыгнул носом, - д-да... - ответив, когда я поднялся в свою комнату, - я собираюсь взять что-нибудь на кухне, если ты не против, Сэди!" - Крикнула Мэри и поняла, что мне все равно; ринг-ринг! -Резиденция Беннетта, говорит Мэри, - она подняла трубку, пока я разваливалась на простынях наверху, - о...Эй, Мэри, это отец Сэди Артер, ты можешь сказать ей, что я вернусь поздно вечером? Завтра мы должны увидеться с ее матерью ... ...Я дам ей знать.." -Спасибо Мэри, что была рядом с ней, - он повесил трубку, когда она подошла, чтобы увидеть мое лицо, уткнувшееся в подушку, баюкающее моего розового плюшевого слона в моих руках, - Сэди...Просто отдохнуть..." Она тихо заговорила и оторвала мое тело от одеял, когда я прижался к ней, остальное было размыто для меня, но она осталась на ночь и держала меня близко, как друг.

Несколько недель медленно проходили сами собой, и ритуал заключался в том, чтобы всегда видеть маму часами напролет, разговаривать с ней, убеждаться, что о ней заботятся: "Здравствуй, мама!" Я улыбнулся, когда она улыбнулась в ответ: "привет, мое милое дитя, как ты сегодня?" -Я всегда скучаю по тебе ... - мое лицо потемнело и я поставила совершенно новые, только что купленные маргаритки в цветочную вазу, каждую неделю я покупала ей новые, вызывая улыбку на ее лице, всегда заставляла меня чувствовать, что я делаю хоть что-то правильное для нее в это трудное время. - Я так боюсь за тебя ... - говорю я, придвигая стул к ее кровати и держа ее руку в своей, она смотрит на меня, улыбается и касается рукой моего лица, а слезы капают на кончики ее пальцев. - моя дорогая Сэди, если мне пора уходить, то я должен, ты не должна бояться за меня..Ты очень сильная молодая женщина, и я знаю, что ты можешь делать великие вещи в этом мире, но я всегда буду делать это...." Она тянет мое опущенное лицо, чтобы перестать смотреть на наши переплетенные руки, но на ее лицо, на котором была улыбка: "всегда буду рядом с тобой, что бы ни случилось, ладно?" -О-хорошо...я люблю тебя, мама.." "Я тоже люблю тебя, Сэди" мы делили эти особые моменты каждый день в течение следующих нескольких недель, и это заставило меня понять, как сильно я действительно нуждался в ней, как сильно я не был бы прежним без нее, всегда дающей мне силы, чтобы пережить это каждый день. - Как поживает твой отец? Я надеюсь, что он в порядке, я знаю, что он не может справиться с плохими новостями слишком хорошо.." Она говорила обеспокоенно о своем партнере: "я не часто видела папу в последнее время..Он работал допоздна и начал наводить беспорядок в доме, как будто сегодня утром его одежда была разбросана по всему коридору наверху..Но я уверена, что он просто слишком устал, - отвечаю я, когда она кивает, поскольку тишина на мгновение была закрыта ее пульсометром. В одно мгновение он стремительно понесся, когда ее тело задрожало и подверглось припадку, я запаниковал и схватил нескольких медсестер прямо за ее дверью, когда они быстро понесли ее кровать в отделение скорой помощи, когда мое тело упало обратно в кресло, в котором я сидел, плача, тяжело плача, ловя руками слезы, когда они проскальзывали сквозь щели, было страшно смотреть на нее так, и я ушел домой, естественно идя, так как отец снова работал допоздна сегодня вечером, я плакал, чтобы снова заснуть..

Еще одна долгая и ужасная неделя прошла мимо моей жизни, и скоро должен был пройти ровно месяц, когда доктор предсказал нам, что она не переживет этого, и сегодня был месяц, так что я, естественно, снова пошел навестить свою мать. Я постучал в дверь, когда вошел, я помню это, как вчера, я вышел из школы, так как это было на сессии..На мне был коричневый свитер-жилет, белая рубашка на пуговицах, клетчатая разноцветная плиссированная юбка с красной лентой в тон моему образу, черные туфли с пряжками и длинные белые гольфы. Сегодня шел дождь, поэтому у меня был мой красный зонтик с милым шармом, который Мэри купила для меня в местном японском магазине, который висел на опорных ободах внутри, так что он болтался, когда его открывали. Мать посмотрела..Больнее, чем вчера, когда я увидел ее, сидящую в кресле, которое я обычно делаю, и как всегда держащую ее руку в своей, это "Привет, мама...Как ты себя чувствуешь сегодня?" - Спросила я, когда она посмотрела на меня медленно умирающими глазами и улыбнулась.." Ее голос был хриплым, как будто какой-то предмет тащил его по листовому металлу, это заставило мое тело съежиться, но также утопило мои эмоции с беспокойством: "твой пульс сегодня довольно низкий.." Я смотрю на монитор, как гудки медленно перемещаются по доске, как дождь затуманивает тишину каплями, стучащими в окно, но она не говорит, она была слишком слаба, чтобы что-то сделать, поэтому я продолжил разговор:Самые запоминающиеся моменты в моей жизни .Это было, когда всегда шел дождь или снег..Если память была хорошей или плохой, она всегда следовала за мной, куда бы я ни пошел в жизни.." Я заговорила тихо, когда моя голова на мгновение повернулась к разбитому окну, когда небо осветилось один раз, как будто отвечая на мое заявление, и быстро повернулась к маме. - Я не хочу, чтобы доктор был прав, я хочу, чтобы ты остался...Но я знаю, что глубоко внутри у тебя все болит..Я так тебя люблю, мама.... Ты всегда будешь моей матерью, никто никогда не заменит этого ... " потирая ее руку в мою, как на прошлой неделе с припадком, это сделало обратное; бииииииип! Это вызывает долгий звон в моих ушах, когда ее рука медленно опускается с моей, и мои глаза реагируют естественно, когда слезы хлынули, спасая ее руку от падения, она похолодела, я закричал, когда медсестры вбежали только для того, чтобы обнаружить, что моя мать упала, и я был там, чтобы увидеть все это. Медсестры знали, что они не смогут спасти ее в одиночку из-за состояния, но они пытались с некоторыми дефибрилляторами, давая ей кислород, ничего не работало, когда я позволил ее руке ускользнуть, так как большой кусок моей души ушел с ним.Она ушла, после всего этого времени..Она оставила меня здесь, и я ничего не мог с этим поделать..Я сидел там, пока медсестры натягивали белую простыню на ее тело и позволяли мне горевать еще немного, прежде чем меня вывели из здания почти до полуночи, прошло несколько часов, но мне казалось, что время замерло в ее присутствии. - Мы связались с вашим отцом, и он знает о сложившейся ситуации, он уходит с работы, чтобы навестить вашу мать, а потом вернется домой, нам очень жаль.." Я потерял дар речи, и мое горло было разорвано, так как мои легкие кричали тем слабым голосом, который у меня был, поэтому просто кивнув и открыв зонтик, я начал свой путь домой под проливным дождем. Все время, пока я думал о том, что ее жизнь так скоро и так быстро уходит без моего ведома, я не знал, что что-то внутри меня изменилось и в моем отце, но не к лучшему, чего она хотела от нас.

В ту ночь, когда я, наконец, вошел в парадную дверь после доброй 10-мильной прогулки, открыв ее, чтобы не найти ничего, кроме тишины, черной и без сердца, "я не могу в это поверить..." мои глаза расширились, когда я почувствовал себя мертвым внутри, как будто моя душа была вытащена прямо из моей все еще избитой груди, "я не могу жить без нее..." бросившись на кухню, я хватаю ее специальный поварской нож, который передавался ей из поколения в поколение, это было небольшое напоминание о том, как она любила готовить, и я взял его с собой в свою комнату. Я переоделась в свое элегантное оранжевое ночное платье с прозрачной сеткой вокруг воротника, а некоторые танцевали вокруг моей талии: "это не будет то же самое без тебя! ПОЧЕМУ ТЫ ДОЛЖЕН БЫЛ УЙТИ, ПОЧЕМУ?! Ты была всем для меня, моей жизнью, когда ее не было, моим мужеством, когда я был слаб, моей матерью..." В ту ночь мне хотелось покончить с собой, и, честно говоря, я должен был это сделать, но вместо этого я схватил нож и сделал две большие раны на запястьях, чтобы посмотреть, не истечет ли кровь. Упав на колени и плача, пока алые капли стекали по моим бедрам и деревянному полу, создавая вокруг меня небольшую лужицу, я плакала, но ощущение боли помогало, и поэтому я сдалась депрессии и психическому безумию, это должно было быть скрыто от всех, даже от моего отца. Пока я сидел там несколько минут, пока мои раны не свернулись, я очистил последствия старой тряпкой, которая была для удаления макияжа, который лежал на моем столе, бросил ее в шкаф, чтобы никто не заметил, что я скоро упал на кровать, плача про себя, держась за запястья и сворачиваясь в клубок, когда я заснул. Я проснулся на следующее утро, к счастью, это были выходные, так что мне не нужно было беспокоиться о школе, поэтому я накинул свою большую серую толстовку и медленно спустился по лестнице, чтобы обнаружить, что что-то произошло прошлой ночью..Весь пол был усеян битым стеклом, семейный портрет, висевший на стене, выглядел пробитым: "отец ... - я медленно заговорил, только чтобы заметить, что его машины нет, - полагаю, снова работа.." Я покачал головой и взял чашку горячего чая из чайника, стоявшего на плите, пока я стоял там в тишине, выпивка и воспоминание о том, как мы все завтракали и были встречены улыбающейся матерью, женой, красивым человеком; а теперь проливаю слезы: "м-мама...Я не могу в это поверить.." Вытирая лицо рукавом, я волочу ноги наверх и направляюсь в ванную, она была маленькой, но вполне подходящего размера для двоих, Если вам действительно нужно было иметь там двух человек одновременно, но я включила горячую воду и разделась, делая еще несколько глотков чая, когда ванна наполнялась горячей водой, медленно входя в нее, она обжигала мою кожу, мне это нравилось, я быстро погрузилась и посмотрела на свои разрезанные запястья, зачем я это сделала? Мне не удалось покончить с собой; тем не менее, это было похоже на удовлетворение, как будто это могло забрать мою боль, и именно тогда я решил каждую ночь разрезать обе руки раз в неделю, чтобы облегчить боль, назвать меня уродом, как иронично, даже назвать меня глупым, но это то, что я хотел сделать в тот момент времени. Остаток дня я просто хандрила, смотрела мультики по телевизору в гостиной, делая все возможное, чтобы скоротать этот ужасный день, который я хотела бы никогда не наступать, или я хотела бы никогда не просыпаться, чтобы встретить его. Часы показывали восемь, когда я услышал, как машина подъехала к нашему дому, выглянув в окно, чтобы увидеть моего отца, он выглядел так, как будто попал в какую-то бандитскую драку и спотыкался, я открыл ему дверь, когда он посмотрел на меня: "спасибо...Малышка, - его рука взъерошила мои волосы, когда я запирала дверь, - я давно тебя не видела ... как ты?" Я заговорил:, - Меня забили на работе....И о твоей матери...Это меня просто убивает.." Я следую за ним на кухню, где он наливает себе стакан холодного виски со льдом и садится на один из барных стульев, в то время как мое тело сгибается над стойкой, пока мы обмениваемся взглядами. - С этого момента я буду приходить домой раньше, так как наконец-то избавилась от всей этой напряженной работы, так что ты не будешь одна, хорошо?" Я кивнул, теперь мы были только вдвоем против всего мира, и все, что у нас было-это друг у друга.- Я собираюсь немного поспать, папа..Утром мне надо идти в школу.." Я крепко обняла его, когда он вернулся и поцеловал меня в лоб: "Спокойной ночи, малыш..." он допил свой напиток и без колебаний налил еще один, когда я ушла, я услышала, как слезы эхом отражаются от стен кухни, и на этом наша ночь закончилась, потому что это был последний нормальный разговор, который мы когда-либо разделяли.

Вернуться в школу было тяжело, я имею в виду...Это кажется почти невозможным. Мэри встретила меня в конце подъездной дорожки, когда я молчал о том, что произошло, она спросила меня, как поживает моя мать, и промолчала, я думаю, она знала, что произошло, и просто держала рот на замке, пока мы садились в автобус в конце нашей главной дороги. День катился незаметно для меня, так как я продолжал кутаться в свою серую толстовку, чтобы никто из персонала не заметил моих порезов, просто думая о моей матери и о том, как мой отец начал так легко пить прошлой ночью, когда он никогда по-настоящему не пил раньше..У меня было какое-то нехорошее предчувствие по поводу всего этого, но я никогда не задумывался об этом слишком сильно. Не успел я оглянуться, как школьный день закончился, и Мэри встретила меня на выходе, я сказал ей, что она должна сесть на автобус, а я поговорю с ней позже, она хотела остаться со мной, - Сэди..- Все в порядке?" - ДА ВСЕ В ПОРЯДКЕ! ПРОСТО ИДИ УЖЕ!" -Воскликнул я, когда она отскочила назад, - о-о'кей, если ты так говоришь...Тогда увидимся позже..." И в первый раз я закричал на нее, и в нем росло раскаяние, что мои действия причинили ей боль..Я никогда не собирался этого делать, но она продолжала настаивать на том, что если я в порядке, то нет ... я не так уверен. Мэри села в автобус, как только они уехали, и я пошел один, дождь шел раньше, но, к счастью, он прекратился, иначе моя одежда и я сам промокли бы с тех пор, как я оставил свой зонтик у входной двери. Я вздохнула, когда одна нога преследовала другую, натягивая серый вязаный шарф, чтобы прикрыть нос и рот, тишина была блаженством для меня, пока мой разум боролся с моими эмоциями: "ты будешь в порядке, помнишь, что сказала твоя мама!" Дай ему отдохнуть, ты же знаешь, что разваливаешься на части, просто признай это уже сейчас!" Я буду в порядке, я буду хорошей, я буду ... хорошей..." Сдавайся, просто позволь мне вывести тебя отсюда! Она ушла, почему бы не присоединиться к ней в этих жемчужных вратах? Порез в день избавляет от депрессии! кеееееееееее!" Я засмеялась себе под нос, но в то же время плакала, я действительно потеряла голову и даже мои эмоции упали. Прошло уже несколько часов с тех пор, как я добрался до дома, время рассветало 8 часов, когда я услышал, как отец въезжает на подъездную дорожку, как его шины визжат, и его тело протискивается в дверной проем: "с-Сэди!! ИДИ СЮДА!!" Я подняла голову и медленно вышла из комнаты: "д-Да, папа? - Что случилось?" Он пыхтел вверх по лестнице, топая на каждой отдельной ступеньке, когда его ладонь встретилась с моим лицом, сбивая меня на пол, когда мои волосы закрыли мое лицо, которое теперь несло слезы, а затем: "ты гребаная сука!!" Он икнул, он был пьян, я никогда раньше не видел его таким..Это было страшно! -Ч-ПОЧЕМУ?!" Я закричала, когда он поднял меня и бросил обратно вниз, когда мой позвоночник коснулся деревянного пола, я задыхалась, лежа там, "т-ты такой же, как она! ТЫ П-ВЫГЛЯДИШЬ ПРОСТО П-КАК ОНА!! МАРИЕЕЕ!!" Он кричал и вызывал суматоху надо мной, мои глаза расширились от ужаса, когда я попыталась отползти, он выхватил кожаный ремень, который носил каждый день, который мама делала для него, схватил меня за ногу и оттащил назад, он хлестал меня снова и снова по позвоночнику, я кричала и кричала, умоляя его остановиться, но он остался со своими действиями. Через мгновение он сдался из-за недостатка энергии и ушел: "ты з-никчемная сука", - пробормотал он вниз по лестнице, чтобы сесть перед телевизором, и я уверен, что выпью еще один напиток, в то время как я просто отдыхал на полу, слезы окрашивали мою кожу, когда я двигал одной рукой, чтобы вытащить свое избитое тело в мою комнату и тихо закрыл за собой дверь. Чтобы закончить ту ночь, когда нож моей матери снова коснулся моих рук, моя жизнь разваливается на части.. Прошло еще несколько дней, когда мое тело получало удары почти ежедневно, и это разрушало меня еще больше, мои бока, мой позвоночник, мой живот носили черные и фиолетовые пятна, где контакт был самым болезненным, пока я проверял себя в своем тщеславии, я стал пугливым, тихим и покорным. Когда в школе была сессия, мы с Мэри почти не разговаривали, особенно после того случая, когда я накричала на нее, я оттолкнула ее, и теперь это была действительно только я и никто другой. Время от времени она подходила ко мне, но почти ничего не говорила: "Я беспокоюсь о тебе, Сэди...Если тебе нужен друг, ты знаешь, где меня найти.." Я моргнул, и она исчезла..Вернувшись домой, я смотрела на него и ждала, что он снова придет домой пьяный и избьет меня до полусмерти, чтобы получить самоудовлетворение, пока я буду плакать и даже слегка истекать кровью на полу. Как время повторяется, я почувствовал боль, ушибы, и он даже плакал вместе со мной, но по другим причинам, оставив меня на полу кухни на этот раз, он схватил свой напиток и ушел в свою комнату: "я могу't....Do это больше...должен быть выход из этого... - я закричала и захныкала, когда мое тело заставило меня оставаться на плитке почти час, прежде чем позволить мне слабо переместиться в свою комнату; закрыв за собой дверь. Я устал от всех побоев, устал от всей этой боли, устал от всех этих радикальных перемен в моей жизни с тех пор, как она ушла, она сказала мне, что так будет лучше...Ну, это была куча дерьма! В доме был беспорядок, одежда повсюду, это выглядело так, как будто бомба разбилась и взорвалась в стенах дома, и даже не было еды для нас, чтобы поесть, я закончила тем, что не ела в течение дня или двух, пока он не оставлял остатки еды, после чего я затем собирала мусор после того, как его живот раздулся. Отец испортил бы почти все, до чего мог дотянуться своими пьяными руками, он даже пытался ударить меня вазой, которую мама нарисовала вручную, чтобы держать в ней цветы; я больше не в безопасности..Я редко сплю, сколько еще я могу это терпеть?

Сегодня я насчитал по шесть порезов на каждой руке, неужели это то, к чему меня привели? Я не был в школе около недели, персонал звонил нам домой почти семнадцать раз, но ни разу я не чувствовал необходимости перезванивать, я закончил с образованием, все, что я когда-то любил или на что мне было наплевать, было поглощено моей депрессией и беспомощностью.. Я и не подозревала, что это был день моей смерти, когда я набралась смелости покончить со всем этим, и мной двигало что-то грубое, это началось, как только он вошел в дверь, пьяный, разъяренный, и я скользнула в свою белую ночную рубашку, быстро спряталась в надежде, что он не заметит, что я дома. -С-СЭДИ! С-ИДИ ЗА МОЕЙ КУРТКОЙ!!" Он кричит и спотыкается, ища меня в каждой комнате внизу, в каждом месте, где я могу поместиться, и, наконец, бросил полотенце и вернулся в гостиную с новым напитком в руке. Я вздохнула с облегчением, когда вылезла из-под кровати, "это было близко..." мое горло болело, и мне нужно было выпить, я тихо спустилась по лестнице и на цыпочках вошла в кухню, как только схватила чашку из шкафа, который я закрыла, и она ударилась о основание, когда его голова быстро повернулась ко мне в ярости, "дерьмо ..." - произнесла я своим тоном, когда он набросился на меня, я попыталась убежать, но его рука дернула меня, как рыба, пойманная на крючок. - почему ты прятался от меня? Ты же знаешь, что неразумно делать такие вещи, когда знаешь, что я найду тебя, или ты поскользнешься, как сейчас, и попадешь в Мои лапы, как муха, попавшая в ловушку для венерианских мух!" Он был умным пьяницей для разнообразия, но в конечном итоге бросил мое тело на сайдинг столешницы, мгновенно потеряв дыхание; задыхаясь, когда я падаю, роняя стакан рядом со мной, он разбился, и я увидел осколок, разрезающий одну из его штанин, чтобы пробить его кожу, поскольку доказательство показало, что кровь течет по его ботинку и на землю, это было худшее, что я мог сделать, пытаясь защитить себя.. Он превратился из уже безумного в разъяренного, кричащего, он поднимает мое тело за горло и швыряет меня на стойку, фактически бросая удары вместо ремня, выплевывая кровь, я плакал и просил прощения, но он продолжал настаивать; смерть была так близко, что я почти мог держать его за руку, но это было только мое воображение огромной боли, которую я испытывал. - Ты не заслуживаешь жизни, это должна была быть ты, а не Мари! МОЯ ЖЕНА, МОЯ ЖИЗНЬ!! Ты всего лишь помеха и напоминание о ней каждый день!" Он кричал мне в лицо, когда я лежала там, плача, кашляя кровью, а потом слова ударили меня, как тонна кирпичей: "я никогда не любила тебя, ты не мой ребенок!!" Вот оно, то, что довело меня до крайности, когда он ушел и метался по дому, в то время как с тем небольшим количеством энергии, которое у меня осталось, мне удалось вернуться в свою комнату. -Я не его ребенок, он Н-никогда не любил меня, все это просто сон.- Верно?!" Я положила руки на туалетный столик, в то время как моя голова изо всех сил пыталась поднять мое израненное лицо, мое израненное сердце, мою израненную душу, и я знала, что пришло время отпустить, отпустить всю эту боль и страдания, все это умоляло меня уйти, чтобы закончить свою жизнь и перестать тратить время впустую!

Я закричал: "Кто ты?! ЧТО Я ТАКОЕ?! Я СЭДИ МЭРИ БЕННЕТТ, И МОЯ ЖИЗНЬ-ЭТО КУСОК ЖИВОГО ДЕРЬМА!!" Почему я кричу на свое отражение? Я действительно сошел с ума, но это не интересовало меня ни в какой форме. Я сжала мамин кухонный нож рядом с собой, когда он лежал на туалетном столике, как будто смерть прокладывала для меня каменную дорожку и наблюдала с большим удовольствием. Мое тело начало дрожать, но я успокоился, потому что пришло время перестать ходить вокруг да около и начать это шоу на дороге, я смеялся и плакал одновременно, в то время как мои волосы мешали мне во всем, наклонив голову, я отодвинул ее в сторону, поскольку другая рука все еще крепко сжимала нож: "я действительно готов сделать это? Почему бы мне просто не покончить с этим?" Я просто терпел неудачу каждый раз, резка была бессмысленной и никуда не приводила, мне нужна была лучшая альтернатива, и это взывало ко мне, как кристалл. Я улыбнулся: "больше никакой боли, никаких страданий! Больше никто не скажет, что я никчемный и бесполезный!" Я направила нож к своей шее, но поскользнулась, когда нож ударил меня по левому глазному яблоку, когда он лопнул, и жидкость брызнула на меня, разрезая мою кожу на пути наружу. Я упал на землю с ножом, крича, вопя и мечась из стороны в сторону: "черт, черт, это так больно!! Я НЕ МОГУ ЭТОГО ВЫНЕСТИ!!" Я не могу в это поверить, но это означало, что я должен был закончить свою жизнь, я не могу жить с тем, что я только что совершил. Я покончил с собой и тремя быстрыми движениями поднял нож, приставил его к своей шее, а затем быстро перерезал себе яремную вену; тело замерло, нож упал, когда мой рот опустился, кровь вытекла из краев моих быстро превращающихся в багровые губы губ, в то время как моя шея выплескивает малиновую жидкость, которая окрашивает все и разрушает большую часть моих вещей в комнате, в то время как мое тело яростно дернулось в течение нескольких секунд, и это было сделано, жизнь покинула меня в одно мгновение..Я думал, что наконец-то свободен.

Куда делась моя душа? Стремлюсь ли я к небесам? Или В Аду? О нет, я никуда не пойду..Через несколько минут, когда какое-то эктоплазматическое существо извлекло меня из моего трупа, я возродился, но не совсем так, как мне бы хотелось; глядя вниз на свое тело, я слегка запаниковал и внимательно посмотрел на свое новое "я", я больше не был в твердом состоянии, как раньше, это было довольно захватывающе, но в то же время я был чертовски напуган тем, кем я стал....Что это такое?!" Я заговорил, но это прозвучало несколько искаженным тоном, как будто я кричал из пещеры, когда мой голос затих. - Почему я все еще на земле? Это не имеет никакого логического смысла для меня...Мое тело там, но я здесь, очевидно, я-душа..Вымышленное существо? нет-нет.." Я завис над землей, может быть, на несколько футов и медленно двинулся по комнате, чтобы почувствовать себя, пытаясь схватить ручку двери в коридор из моей комнаты выскользнул, как масло из моих рук, когда он прошел буквально через дверь, я взвизгнул, но все было в порядке, ухмыляясь, а затем толкнул себя в коридор. Я все еще истекал кровью из своего все еще безжизненного тела, которое было установлено над передней комнатой, где жил мой отец, и, к его удивлению, капля крови капнула ему на лицо, он ощупал и потер пальцы, чтобы почувствовать, что это не просто вода; взбежав наверх, он взревел: "Сэди?! Что за фу ... - он вздрогнул, когда стало видно его дыхание, и прошел мимо меня, но был слишком пьян, чтобы обращать на это внимание, резко распахнув дверь, он выронил свой напиток, когда стакан разбился, и внимательно посмотрел на мое мертвое тело, он пролил единственную слезу раскаяния, но стряхнул ее и позвонил в 911, чтобы полиция сообщила о самоубийстве. Я вертелась вокруг него, размахивала руками и корчила глупые рожи, но он ничего не видел...Он не может меня видеть, потому что я этого не хочу.." Она немного помолчала, пока ее тело слегка формировалось, его глаза начали расширяться, он в панике отпрыгнул назад, увидев, что его дочь плывет прямо перед ним: "с-Сэди!?" Он кричит, а я смеюсь: "ну, ну, дорогой отец, похоже, все изменилось!!" - Я чувствую твою душу, она дрожит от страха, как и ты, может быть....Видел привидение?" Я хихикаю, когда он был в шоке: "ТСК-ТСК, не нужно меня бояться, о, подожди, а следовало бы!" Я закрываю глаза и медленно превращаю свое тело в его; изо всех сил пытаясь удержать меня, я проталкиваюсь дальше: "остановись, ты просто сделаешь это более приятным для меня, чтобы убить тебя!" Я хихикаю, когда мои руки обхватывают его сердце и тянут, я была втянута в его тело, и у меня был контроль, в первый раз в моей жизни я чувствовала, что ничто не может остановить меня, перевоспитать меня! У меня была цель, план, чтобы отомстить! -О, посмотри на меня! Я пьяница, который издевается над моей дочерью, потому что она точная копия своей матери, которую я люблю больше, чем ее!" Я использовал его голосовой аппарат, чтобы проецировать свои чувства и, взяв нож, которым покончил с собой, используя его тело как марионетку, размахивая его рукой с ножом, как безвольной лапшой, все время смеясь: "теперь пришло время сделать то, что я сделал с собой, ты будешь терпеть мою боль, мои страдания"., то, что ты сделал со мной, было неправильно, и я никогда больше не позволю тебе причинить кому-либо боль!" Я громко закричала, когда его голос заменил мою фразу, и быстро всадила нож ему в горло, пронзая его снова и снова, как куклу вуду: "АХАХАА!! КАК ЭТО FEEEEEEEL ОТЕЦ?! ГООД!?!?! ТАК И ЕСТЬ С МИ!!" Я закричала, когда его тело дернулось и упало на пол, когда кровь украсила другую часть дома, в то время как мое существо выскользнуло и зависло вокруг него: "о, бедный папа! Вот что ты сделал, новый я!" Я говорил уверенно, и тут меня осенило: "я знаю, почему я родился таким! Такие же люди, как и ты. Люди, которые издеваются над своими детьми и заставляют их страдать из-за вашей собственной благодарности...Это все скоро изменится. Теперь у меня есть цель, и я не могу не поблагодарить тебя, отец, за то, что ты сделал все это со мной, за то, что заставил меня прекратить свою жизнь...Я лучше, чем была, мама была права!" Я ухмыльнулся, когда сирены достигли дома: "ну, похоже, копы немного опоздали, а, папа? Ну и ладно!" Смеясь, когда мое тело плывет по дому, который я когда-то знал, по старой жизни, которая у меня была, оставив все эти боли позади и сделав себя сильным через слова моей матери.

Поэтому мой вам совет: когда у вас будет своя семья, относитесь к своим детям с уважением, потому что если вы этого не сделаете, я уверен, что мы будем настоящими хорошими друзьями..

Каноничная история Седи на данный момент отсутствует в сети.

Advertisement