Creepypasta вики
Advertisement

Тобиас «Тоби» Эрин Роджерс (англ. Tobias «Toby» Erin Rogers), также известный как Тикки-Тоби (англ. Ticci Toby) — главный герой одноименного рассказа Creepypasta. Хладнокровный убийца с психическими отклонениями. Один из прокси Слендермена.

Внешность[]

Тобиас является парнем среднего роста с русыми волосами и карими глазами. Он одет в коричневую толстовку с полосатыми рукавами и синим капюшоном, джинсы чёрного цвета и чёрно-белые кеды (на некоторых артах он изображен в чёрных ботинках или серо-коричневых кроссовках). На лице он носит очки с жёлтыми линзами в чёрной (на некоторых артах в коричневой или серой) оправе, чёрно-серую маску со светлыми полосами. Имеет под маской рану на левой щеке. Из оружия у него имеются два отцовских топорика.

Характер[]

До встречи с Тонким человеком, Тоби был довольно спокойным и тихим мальчиком, получивший за всю свою жизнь мало любви понимания. Единственным человеком, который его любил была его старшая сестра Лира.

После того, как психика Тобиаса была сильно повреждена, он окончательно подчинился воле Слендермена и стал более жестоким. Влияние Слендермена изменило его характер, и с тех пор Тикки-Тоби стал хладнокровным убийцей.

История[]

Долгая дорога домой тянулась целую вечность. Она, казалось, бесконечно стелилась перед автомобилем.

Свет сиял сквозь ветви высоких зеленых деревьев, танцевал по окну случайными узорами, время от времени неприятно отражаясь в глазах. Густой лес тянулся вдоль дороги. Всё вокруг испускало спокойствие и безмятежность. Лишь шум двигателя машины, катившейся вниз по тропе, нарушал тишину.

И хотя такая поездка должна казаться приятной, но назвать её «приятной» никто из пассажиров не мог.

За рулём сидела женщина средних лет с аккуратно уложенными короткими каштановыми волосами. Она была одета в зелёную футболку и синие джинсы. В глаза бросались бриллиантовые серьги-гвоздики,  выглядывающие из-под ее волос. Внешне она была похожа на «среднестатистическую мать» из шоу, которое крутят по телевизору каждый вечер. Единственное что отличало её от героинь телепередач это темные мешки под глазами. Лицо ее было мрачно и печально, хотя глядя на нее, создаётся ощущение, что она из тех людей, кто много улыбается.

Время от времени женщина шмыгала носом и посматривала в зеркало заднего вида то на дорогу, то на своего сын, который сидел на заднем сидении, сгорбившись, скрестив руки на груди и прислонившись к холодному окну.

Из-за болезненного вида парня, каждый спокойно мог заметить что с ним что-то не так. Растрепанные волосы, кожа, отдававшая серым оттенком, бинты на руках - всё подчеркивало нездоровый вид парня. Его глаза карие, в отличие от глаз матери. Юноша был одет в то, что выдали ему в больнице: белая футболка и спортивные штаны. То, во что он был одет до этого было трудно назвать «одеждой» вовсе, уж настолько она была изношена.

На правой стороне лица виднелись порезы, ссадины и рассеченная бровь. Его правая рука была перебинтована вплоть до самого плеча, которое было разорвано, когда он ударился о разбитое стекло. Все эти травмы должни были принести жуткую боль, но он не чувствовал её. Он никогда не чувствовал её.

Редкая болезнь, из-за которой человек не чувствует боли, стала одной из многих особенностей парня, но она причиняла только вред. Он мог порезаться, переломать все ноги, потерять руку и даже не почувствовать этого.

Это и еще одно расстройство, с которым приходится ему жить, было причиной издевательств со стороны сверстников. Из-за синдрома Туретта, который вызывает бесконтрольные тики, парень получил много обидных прозвищ от одноклассников, за то короткое время, что он ходил в начальную школу. Дети дразнили его, называли Тикки-Тоби и пародировали тики, смеясь над парнем. После всех этих издевательств, родители приняли решение перевести своего ребенка на домашнее обучение, ведь для него было слишком тяжело находиться в обычной школе, где, казалось, каждый ребенок тыкал в него пальцем и смеялся.

Тоби безучастно пялился в окно машины, его лицо не показывало никаких эмоций, только каждые несколько минут его конечности предательски подергивались. Каждый камешек, на который наезжала машина, заставляла его желудок выть.

Тоби Роджерс - вот настоящее имя мальчика. Последний раз, когда Тоби ездил на машине, был, когда она умерла. Это всё о чём он думал. Он помнил всё, что произошло в тот день, и этот день повторяется в его голове снова и снова. Тоби повезло больше, чем его сестре. При мысли о том, что он не мог ничем ей помочь, Тоби не мог сдержать слёз. Память вновь и вновь показывала ужасные воспоминания. Её крик оборвался, когда передняя часть машины сплющилась от удара. На мгновение всё померкло, а  через секунду он открыл глаза и увидел тело своей сестры, её лоб, пробитый осколками стекла, ноги и бёдра, раздавленные рулевым колесом, ее торс вдавило в сидение из-за поздно надутой подушки безопасности.

Это был последний раз, когда он видел свою любимую старшую сестру.

Долгая дорога домой тянулась целую вечность. Она заняла так много времени потому что его мать не хотела проезжать мимо места той аварии.

Когда окрестности сменились знакомым районом, они уже были готовы выйти из машины и пойти в свой дом.

Это был старый район с причудливыми маленькими домиками, расположенными рядом друг с другом. Машина остановилась перед маленьким голубым домиком с белыми оконными рамами.

Они оба сразу заметили старый автомобиль, припаркованный рядом с домом, и знакомую фигуру, стоявшую на дороге. Тоби сразу же охватили гнев и разочарование, когда увидел своего отца. Его отца, которого там не было. Женщина остановила машину на дорожке рядом с домом и морально подготовилась, прежде чем выйти из машины и встретиться с мужем лицом к лицу.

— Что он здесь делает? — спросил Тоби, взглянув на свою мать, которая потянулась, чтобы открыть дверцу машины.

— Он твой отец и он хочет видеть тебя, — монотонно ответила женщина, стараясь, не выдать дрожи в голосе.

— Зато съездить в госпиталь, чтобы увидеть Лиру, пока она не умерла, он не захотел! — Тоби прищурил глаза, глядя в окно.

— Он напился в ту ночь, милый, он не мог приехать.

— Ага, а когда это он не напивался? — Тоби толкнул дверь раньше матери и, слегка спотыкаясь, вышел на дорожку. Он встретил взгляд отца прежде, чем опустил голову с суровым выражением лица.

Его мать вышла следом за ним и встретилась взглядом с мужем, прежде чем обойти машину. Его отец раскрыл объятия, ожидая объятий от своей жены, но она прошла мимо него, обняла Тоби за плечо и отведя его внутрь.

— Конни, неужели ни объятий, ни «добро пожаловать»? — прохрипел отец.

Она проигнорировала неприятные слова мужа и прошла мимо него, обняв сына.

— Эй, ему уже шестнадцать, он уже может ходить самостоятельно! — отец Тоби последовал за ними.

— Ему семнадцать, — Конни покосилась на него, прежде чем войти в дом.

— Тоби, почему бы нам не пойти в твою комнату, отдохнуть, а я приду, когда обед будет готов.

— Нет, мне же уже шестнадцать и я могу ходить самостоятельно. — С сарказмом ответил Тоби и так же бросил взгляд на отца прежде чем, спотыкаясь о ступеньки небольшой лестницы, пройти в свою комнату и со злостью хлопнуть дверью.

В его маленькой комнате было не так уж много вещей. Только маленькая кровать, шкаф, окно и стены, на которых весели фотографии его семьи, сделанные, когда они ещё были семьёй. Сделанные до того, как его отец стал алкашом и домашним тираном. Тоби помнил, как отец схватил маму за волосы и повалил её на пол, а когда Лира попыталась вмешаться, он толкнул её, и она упала на угол кухонного стола. Тоби никогда не простит ему то, что он сделал с матерью и сестрой. Никогда.

Тоби было всё равно, насколько сильно отец толкнул его, боли то он не чувствовал, зато он понимал, что отец намеренно причинил боль двум самым дорогим ему людям.

И когда он ждал в госпитале, где Лира доживала последние минуты, единственным, кто не ринулся туда, был отец.

Тоби стоял у окна и смотрел на улицу. Он мог бы поклясться, что видел что-то краем глаза, но списал это на лекарства, которые давали ему.

Когда подошло время ужина, мама позвала его, Тоби спустился по лестнице и нерешительно сел за стол напротив отца, между матерью и пустым стулом. Он взял еду, но не стал есть. Вместо этого он наблюдал за отцом пустым взглядом. Мать уловила взгляд Тоби и слегка толкнула его локтем. Он покосился на неё, а потом уставился в тарелку на еду, к которой он не притронулся.

Тоби лежал в постели, укутавшись с головой в одеяло, и смотрел в окно. Он устал, но никак не мог уснуть, слишком много мыслей вертелось в голове. Он говорил сам с собой о погоде, о том, что, может, стоит простить отца или продолжать жить с обидой и кипящей ненавистью в груди?

Он услышал, как открылась дверь и как его мама, вошла в комнату и села рядом с ним. Она вытянула руку через стол и потёрла спину сына, которой он повернулся к ней.

— Поверь, Тоби, я знаю, тебе трудно, но я обещаю, будет лучше, — сказала она мягко.

— Когда он уедет? — спросил Тоби с дрожью в голосе.

— Не знаю, милый, насколько я поняла, он здесь надолго.

Тоби не ответил. Он просто продолжал смотреть вперед, на стену, прижимая поврежденную руку к груди.

После нескольких минут молчания его мать вздохнула, затем поцеловала сына в щёку и вышла из комнаты. «Спокойной ночи», — сказала она прежде, чем закрыть дверь. Время тянулось медленно, и Тоби никак не мог перестать ворочаться. Раз за разом возвращались картины аварии: визг шин, крик сестры, и каждый раз он невольно дёргался в постели. Лёжа на спине, он откинул покрывало, накинул подушку на лицо и закричал в неё. Он чувствовал, как его грудь поднимается и падает, а он с трудом дышал из-за слёз. Тоби слышал, насколько его плач жалобен. Он бы плакал и кричал, если бы не сдавил подушкой лицо. Через несколько секунд он скинул подушку с лица, сел и обхватил голову руками, слёзы струились из глаз. Он не мог удержаться от слез. Он пытался сдержаться, но ничего не мог поделать, кроме как скулить и хныкать. Наконец, справившись с собой, он подошёл к окну и начал глубоко дышать, пытаясь успокоиться. Тоби протёр глаза и уставился на высокие сосны на улице через дорогу. Его внимание привлекло что-то, находящееся под фонарём. Звон в его ушах становился все громче и громче с каждой секундой, он смотрел на нечто, не отводя взгляд. Фигура стояла недалеко от уличного фонаря, Тоби был примерно на два фута ниже этого существа, его длинные руки были расставлены в разные стороны, оно уставилась на Тоби парой несуществующих глаз. У существа не было никаких черт лица. Ни глаз, ни губ, ни носа – ничего, но оно как будто бы загипнотизировало Тоби, проникая, казалось, в самую душу. Звон в ушах нарастал с каждой секундой, и, когда он стал нестерпим, Тоби провалился в темноту.

На следующее утро Тоби проснулся в своей постели. Он чувствовал себя иначе. Совсем не уставший, хотя ему показалось, что он пролежал без сна несколько часов. У него в голове не было никаких мыслей. Он медленно сел и, спотыкаясь, подошел к стене, но когда встал, то почувствовал головокружение. Он добрался до двери и спустился по лестнице. Его родители сидели за столом, отец уставился в телевизор, стоявший на столешнице, а мать читала газету. Она быстро оглянулась, когда почувствовала, что позади нее ходит Тоби.

— Доброе утро, соня, ты спал целую вечность, — сказала Конни с улыбкой.

Тоби взглянул на часы, на них показывало половину первого.

Я приготовила завтрак, но он уже остыл. Я хотела разбудить, но решила дать тебе ещё поспать, — на её лице появилась тревога, — с тобой всё в порядке?.

Тоби, спотыкаясь, подошел и сел рядом с отцом. Он был как бы в режиме ожидания и уже не мог контролировать свои поступки. Он видел всё, что делает, но одновременно как бы не давал себе отчёта в своих действиях. Он протянул руку к руке своего отца, но мгновенно получил по ней затрещину. Отец резко повернулся и толкнул его стул ногой. «Не трогай меня, мальчишка», —  закричал он.

Его мать встала: «А ну прекрати! Это последнее, что нам сейчас нужно!»

Дни шли своим чередом: Конни проводила большую часть времени за уборкой дома, а её муж – командуя ей. Как будто и не было аварии. Тоби не покидал своей коморки ни на минуту. Тоби удивлялся, когда осознавал, что его мысли меняются так быстро, что он даже не запоминал их. Он прохаживался по своей комнатке, как зверь в клетке или смотрел из окна. Это повторялось день за днём.

Конни продолжала помыкать своим мужем, будучи слишком покорной ему, а Тоби оставался в своей комнате.

Прежде чем он успевал подумать дважды, он начинал грызть свои руки, отрывая плоть от пальцев. Он грыз свои руки до крови. Когда его мать вошла к нему, когда он это делал, она была в ужасе. Она поспешила за ним вниз и схватила аптечку, обработав ему руки. Она потребовала, чтобы он был всё время под присмотром.

Он настолько изолировал себя, что начал ненавидеть находиться рядом с другими людьми. Его память тоже стала давать сбои. Он начинал терять память о минутах, часах, днях и так далее. Он начинал нести чушь, о вещах, совершенно не связанных с разговорами, которые он вел. Он рассказывал о том, что ему мерещились разные вещи: акулы в раковине, когда он мыл посуду, сверчки в подушках и призраки за окном его спальни. Вся эта чушь привела его в кабинет психиатра. Его мать стала слишком беспокоиться о его психическом здоровье, она решила, что ему было бы полезно поговорить с профессионалом о том, что он чувствует.

Конни проводила Тоби в здание, держа его за руку и направляя внутрь. Она подвела его к стойке регистрации и заговорила с дамой, которая сидела за ней.

— Миссис Роджерс? — спросила дама.

— Да, это я, — Конни кивнула, — мы здесь, чтобы увидеть доктора Оливера, я пришла сюда с Тоби Роджерсом.

— Хорошо, пройдите сюда.

Женщина повела их в длинный холл. Тоби взглянул на картины, которыми был увешан холл и повернул на звуки, издаваемые каблуками по жёсткому деревянному полу. Она открыла дверь в комнату со столом и двумя стульями.

— Если мы уговорим его посидеть здесь несколько минут, я приведу сюда доктора, — она улыбалась и держала дверь открытой.

Тоби, спотыкаясь, зашел в комнату и сел за стол. Он смотрел на свою мать и женщину в дверях, пока она не закрылась. Он осмотрел комнату, а затем попытался разорвать зубами бинты, наложенные на руки. Его прервала распахнувшаяся дверь, в которую вошла светловолосая женщина в платье в горошек. Она прошла к столу с ручкой и планшетом в руках.

— Тоби? — спросила она, улыбаясь, — Тоби посмотрел исподлобья и кивнул.

— Приятно познакомиться с тобой, Тоби, меня зовут, доктор Оливер, — она хотела пожать ему руку, но передумала, когда увидела бинты.

— Оу! – доктор Оливер нервно усмехнулась, прокашлялась и села за стул напротив, — я задам тебе несколько вопросов, а ты отвечай на них настолько честно, насколько это возможно, – она положила планшет рядом с собой.

Тоби кивнул и сложил руки на коленях.

— Сколько тебе лет, Тоби?

— Семнадцать, — тихо ответил он.

Она записала это на листе бумаги, который был прикреплен к планшету.

— Назови своё полное имя.

— Тоби Эрин Роджерс.

— День твоего рождения?

— Двадцать восьмое апреля.

— Кто твои ближайшие родственники? — Тоби задумался на секунду, прежде чем ответить.

— Моя мать, мой отец, — он остановился — м-моя сестра…

— Я слышала про твою сестру… Прими мои соболезнования, — выражение ее лица сменилось печальным, полным жалости взглядом.

Тоби кивнул.

— Ты помнишь что-нибудь из аварии, Тоби?

Парень отвел от нее взгляд. На мгновение в его голове стало пусто. Он посмотрел вниз, на свои колени, и в окружающей обстановке услышал слабый звенящий звук. Его глаза расширились, и он замер на месте.

— Тоби? - спросила врач, — Тоби, ты слышишь меня?

Тоби почувствовал, как дрожь пробежала по его спине, пока он снова не замер и медленно не выглянул в маленькое окошко в двери, где и увидел это. Темная невыразительная фигура, вглядывающаяся в него. Он смотрел, широко раскрыв глаза, звон становился все громче и громче, пока внезапно громкий голос врача не вывел его из транса

— Тоби! — окрикнула его женщина. Тот подпрыгнул, упал со стула и начал пятиться в угол.

Доктор Оливер встала, прижав планшет к груди. Тоби удивлённо посмотрел в её глаза. Он встретил её взгляд снова; его дыхание сбилось, когда он дернулся.

Этой ночью Тоби лежал в кровати. Его растерянный взгляд был устремлён в потолок. Он уже начал дремать, когда услышал шаги в коридоре. Он посмотрел в сторону дверного проёма – дверь была распахнута настежь. В коридор не проникал холодный свет, исходящий от луны за окном. Юноша встал и направился в сторону двери, которая захлопнулась перед его лицом. Тоби ахнул и упал на спину, вытаращил глаза и начал тяжело дышать. Через несколько секунд юноша встал на ноги, ухватился за холодную ручку двери своей перевязанной рукой и начал со скрипом открывать её. Он выглянул в тёмный коридор и на цыпочках вышел из комнаты. Окно в конце коридора выделялось в кромешной тьме голубым лунным светом, вычерчивая траекторию его падения. Он слышал хихиканье и шуршащие шаги вокруг, как будто ребёнок бегал вокруг него и смеялся. Коридор был намного длиннее, чем Тоби помнил. Он казался бесконечным… прямо как путь из больницы домой. Парень услышал, как дверь перед ним заскрипела.

— Мам? — позвал он испуганным голосом.

Внезапно дверь в его комнату захлопнулось – Тоби подпрыгнул и обернулся. Сзади он услышал жуткий стон, звучащий в ушах почти как хрип. Тоби быстро обернулся и внезапно оказался лицом к лицу не с кем иным, как со своей мертвой сестрой. Её глаза заволокло белой плёнкой, кожа стала бледной, с правой стороны лица свисала плоть, обнажая кость, изо лба торчало стекло, а по лицу текла чёрная кровь, светлые волосы были завиты в конский хвост, на ней была серая футболка и спортивные штаны, запачканные пятнами крови. Её ноги были неестественно изогнуты. Она стояла, издавая жуткие хрипы, всего в дюйме от лица Тоби. Он взвизгнул и упал.

— АЙ! — он начал ползти назад, подальше от неё, и не мог оторвать взгляд от её мёртвых пустых глаз. Он полз до тех пор пока не упёрся во что-то.

Он остановился на секунду. Мертвую тишину нарушал только его тяжёлое дыхание и плач. Тоби медленно поднял взгляд вверх и увидел пустое лицо высокого существа, стоящего за ним. За существом стояла толпа детей с чёрными глазами, из которых капала чёрная кровь.

Тоби вскочил так быстро, как только мог, но споткнулся о чёрные щупальца, что опутали его лодыжки. Он упал на живот, и почувствовал, что щупальца сдавили ему грудь. Он пытался кричать, но не мог издать ни звука, только сдавленно хрипеть, пока он не погрузился в темноту.

Тоби проснулся. Он вскочил на кровати и закричал. Он хрипел, ощупывая грудь перевязанными руками. Это был сон… Всего лишь сон. Тоби улёгся снова и перевернулся с боку на бок. Он почувствовал, как гигантский груз спал с его груди, когда он вздохнул полной грудью. И всё же на всякий случай решил подойти к окну и заглянуть в него. Там никого не было. Ни призраков. Ни фигур. Ничего.

Он услышал шорох за дверью и кашель отца. Дверь была закрыта.

Тоби подошёл к двери, открыл её и выглянул в прихожую ещё раз. Затем спустился в прихожую и увидел отца, который стоял в жилой комнате и курил.

Глубокий, кипящий гнев ударил в голову. Он услышал шепчущие несуществующие голоса в своей голове.

«Сделай это! Сделай это!» — скандировали они. Тоби отвернулся и попробовал удержать себя в руках. Он чувствовал, что сейчас на самом деле контролирует себя, в отличие от нескольких недель после госпиталя. Он действительно имел полную ясность мыслей за несколько мгновений до того, как шепчущие голоса появились в голове.

Они повторяли снова и снова: «Убей его! Он там не был! Не был! Убей его! Убей!». Тоби дрожал. Нет. Нет, он не станет этого делать. Он что, окончательно спятил? Нет! Он никого не убьёт! Он не может. Он ненавидел своего отца, но не настолько же, чтобы убить его.

«Это оно.» — Последнее, что подумал Тоби прежде чем вновь впасть в состояние транса. Голоса взяли верх. Он безмолвно прокрался мимо отца, достиг держателя ножей на кухне, взял самый большой нож и крепко стиснул его в руке. Он испытывал сильнейшее жжение в груди. Вдруг раздался неестественный смех, он смеялся так сильно, что было трудно дышать.

Его отец успел обернуться прежде, чем почувствовал, что его толкнули на пол. «Что!?» — он взглянул на мальчишку, сжимавшего в руке кухонный нож. «Тоби, что ты творишь?!» — отец перекатился и выставил руки вперёд, что бы защититься, но Тоби был быстрее и навалился на него сверху. Он пытался схватить отца за шею, но тот схватил его за руки.

— Хватит! Слезь с меня, маленький сучёныш! — заорал он и сбросил с себя сына ударом в плечо, но он не остановился. Взгляд Тоби был безумным, он выглядел так, словно в него демон вселился. Парень крикнул и попытался вонзить нож в грудь отца, но тому удалось снова схватить Тоби за запястье. Он хотел оттолкнуть Тоби обратно, но тот пнул отца, за что получил тяжёлый удар в лицо. Его отец отшатнулся, вытянул руки вперёд, чтобы снова ударить Тоби по лицу, но тот вскочил вонзил нож ему в плечо. Его отец издал громкий крик и попытался вытащить нож, но прежде чем ему это удалось, Тоби со всей силы ударил его в лицо. Он бил не переставая, что есть мочи, смеясь и задыхаясь, а затем свернул отцу шею, распорол ножом плечо, и начал в исступлении бить мёртвого отца ножом в грудь, живот, куда попало, заливая потоками крови всё вокруг. Он не остановился, пока тело отца не перестало дёргаться. Он бросил нож в сторону и склонился над трупом, кашляя и задыхаясь. Тоби уставился на его обезображенное лицо, сел рядом и стал подёргиваться, пока крик не разорвал тишину. Он посмотрел вверх и увидел свою мать, стоявшую в нескольких футах от него в ужасе. Она прикрыла ладонями рот, а из глаз текли слёзы.

— Тоби! Зачем ты сделал это?! Зачем?! — срывалась она с плача на крик.

Тоби встал и начал отступать от окровавленного трупа на кухню. Он увидел пропитанные кровью бинты на руках, взглянул в последний раз на мать, прежде чем развернулся и побежал вон из дома. Он побежал к гаражу и изо всех сил надавил на кнопку, открывающую дверь. Прежде чем сбежать, он схватил два отцовских топорика, которые лежали на стойке инструментов над столом, заваленным банками с краской, старыми гвоздями, шурупами и прочим хламом. Один был новым, с оранжевой ручкой и острым лезвием, другой же был старым, тупым и с деревянной ручкой. Тоби схватил оба, и тут его взгляд упал на коробку спичек и красный бак с бензином, стоявший под столом. Он взял оба топорика в одну руку, спички и канистру в другую, прежде чем выбежать из гаража на улицу. Когда Тоби пробежал около десяти метров, и мог видеть окна своей спальни, он услышал в отдалении полицейские сирены. Он на секунду замешкался, а затем открыл крышку бака и побежал вниз по улице, разливая бензин, после чего рванул в сторону леса. Он вылил последние капли, прежде чем засунул руку в карман, вытащил спички и зажег одну. Пламя вырвалось моментально, в мгновении ока оно перекинулось на кусты и деревья вокруг. Прежде чем Тоби успел что-либо сообразить, он оказался в кольце пламени. Силуэты полицейских машин были видны сквозь пламя, так что Тоби начал пятиться в сторону леса. Он обернулся назад. Всё, что он видел, было расплывчато, сердце бешено колотилось, и он закрыл глаза на секунду. Это было оно. Это был конец.

Тоби почувствовал чью-то руку на своём плече. Он открыл глаза и увидел большую белую руку с костлявыми пальцами, лежащую на его плече. Подняв взгляд вверх, Тоби увидел обладателя руки. Существо возвышалось над ним и смотрело сверху вниз. Оно было одето в черный строгий костюм, лицо было абсолютно пустым, а из спины тянулись щупальца. Прежде чем Тоби осознал это, его зрение затуманилось, и он был окружен звуком звона в ушах. Все стало пустым.

Вот и все. Это был конец. Вот как умер Тоби Роджерс.

Несколько недель спустя Конни Роджерс сидела на кухне, она пила кофе со своей сестрой Лори. Всего три недели назад Конни потеряла своего мужа и сына, а за несколько недель до этого и свою дочь. С тех пор она переехала к своей сестре. Полиция не давала ей покоя, они только что закончили расследование дела, а история была опубликована две недели назад, и внимание всего мира, казалось, переключилось на совершенно новые истории.

Лори включила телевизор на передачу новостей. По телевизору репортер новостей начал освещать новое событие.

«Срочное сообщение! Прошлой ночью было совершено убийство четырёх человек! Подозреваемых пока нет. Жертвы – дети среднего школьного возраста, ушедшие в лес поздно вечером. Они были избиты, а после зарезаны. Орудие преступления было найдено неподалёку, им оказался старый топорик с тупым лезвием. Фото было обрезано для того, чтобы показать оружие с места преступления. Следователи считают, что это мог совершить Тобиас Роджерс, семнадцатилетний парень, который за несколько недель до этого зарезал своего отца, а затем пытался прикрыть своё отступление, устроив пожар на улице и в лесу в окрестностях города. Несмотря на то, что следователи считали, что Роджерс погиб в огне, теоретически он мог выжить, ведь тело так и не было найдено.»


Краткая история[]

Тоби рос в обычной американской семье, где были мать, отец и двое детей. Были... Прямо у него на глазах его родную сестру сбила машина. Она была хорошей сестрой и любила его. А так как никто в семье больше не любил его, то она была всем для него. Потеря сестры стала для него большим ударом. Часто сестра приходила к Тоби во сне. Она была изувечена и просила у него помощи. Это был сон, после которого Тоби хотелось плакать...

От того, что Тоби постоянно сидел в своей комнате, редко видя солнечный свет, его кожа стала бледной,а волосы были растрёпаны и торчали во все стороны. На фоне сильнейшего стресса у него развилась аналгезия - редкое заболевание, которое позволило ему не чувствовать боли.

Часто, закрывшись у себя в комнате и сидя от безысходности в углу, Тоби просто кусал свои руки. Однажды, прокусив себе кожу на руке до мяса, он почувствовал приятный вкус. Этот вкус ему очень понравился.

Когда он выходил из своей комнаты чтобы поужинать, он пытался поговорить с отцом, но в ответ тот лишь только прогонял его, избивал и унижал. Отец ненавидел его. Тоби часто замечал, будто за ним наблюдают. Иногда, подойдя к окну, он видел человека в строгом чёрном костюме, и как ему казалось, - без лица.

Однажды, выйдя ночью из своей комнаты, Тоби увидел на кухне стоящего к нему спиной отца. Внутренний голос подсказал Тикки, что делать. Тихо подойдя сзади, Тоби взял со стола кухонный нож. Сделав пару шагов в сторону отца, он попытался вонзить в него нож, но тот повернулся к Тоби со словами "Что ты делаешь сученыш?", схватил руку Тоби и ударил ему кулаком в нос. Тикки пошатнулся назад, и, вырвав свою руку из "объятий" отцовской ладони, пронзил ножом плечо родного и одновременно ненавидимого отца. Отец завопил и попятился назад. Запнувшись, он упал и ударился головой об пол, потеряв сознание.

В ярости, Тоби набросился на отца и продолжал наносить удары ножом. Внутренний голос сказал ему убить отца и он сделал это. Сзади стояла мать и видела все это.

Увидев, что мать собирается звонить в полицию, Тоби выскочил на улицу, заскочил в отцовский гараж и прихватил два топорика. После этого он облил бензином свой дом и поджёг его. Услышав звуки сирены, он рванул в лес, где уже ждал человек без лица, который принял Тоби к себе.

Заболевания/Расстройства[]

  • Врождённая нечувствительность к боли с ангидрозом (HSAN IV) — чрезвычайно редкое наследственное расстройство нервной системы при котором характерно отсутствие ощущения боли, тепла, холода и некоторых других ощущений. «Ангидроз» означает, что организм не потеет, а «врождённый» указывает на то, что состояние присутствует от рождения;
  • Шизофрения — психическое расстройство, характеризующееся распадом процессов мышления и эмоциональных реакций бредовые идеи, галлюцинации, дезорганизованной речи, неорганизованное поведение;
  • Синдром Туре́тта — генетически обусловленное расстройство центральной нервной системы, которое проявляется в любом возрасте и характеризуется множественными двигательными тиками, появляющимися много раз в течение дня.
  • Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) — (После автомобильной аварии).
  • Амнези́я — заболевание с симптомами потери памяти. (После встречи со Слендерменом);
  • Синдром дефици́та внимания и гиперакти́вности (СДВГ) — поведенческое расстройство, Проявляется такими симптомами, как трудности концентрации внимания, гиперактивность и плохо управляемая импульсивность. При СДВГ у взрослых возможны снижение интеллекта и трудности с восприятием информации.
  • Депрессия — психическое расстройство, основными признаками которого являются сниженное, подавленное, тоскливое, тревожное, боязливое или безразличное настроение и снижение или утрата способности получать удовольствие.

Жертвы[]

  • Отец — был зарезан кухонным ножом;
  • Четверо неназванных детей из средней школы были убиты одним способом — забиты до смерти топором.

Интересные факты[]

  • Автором Тикки-Тоби является (Kastoway/Нэнси);
    • Самый первый референс Тикки был создан именно Kastoway.
    • 30 мая 2016 года автор опубликовал редизайн Тоби. Именно он является официальным референсом, который на данный момент является последним референсом сего персонажа, нарисован художником DAV-INK (автор такого персонажа как Hoaxton) и признан Нэнси каноном;
  • Скорей всего история данного персонажа была опубликовано 24 мая 2013 г. на сайте DeviantArt;
  • Пейринг Тикки-Тоби/КлокВорк был официально подтверждён Нэнси, это же подтвердил(-а) и Luciiid (Sockbois) - автор Натали Оуллет (Clock Work);
    • Однако 31 августа 2018-го года автор КлокВорк опубликовала у себя запись на DeviantArt под названием «creepypasta is dead» где написала о том, что Тикки-Тоби/КлокВорк больше не каноничная пара.
  • В огромном посте опубликованном Уэйдом 14 декабря 2014 года, в котором, кстати Kastoway лично извинялся(-ась) перед всеми, кто пострадал в результате травли со стороны людей, поддерживающих именно канонный шип Тоби/Натали, объявил (-а), что покидает фэндом Крипипасты. Тикки Тоби был признан мёртвым;
    • В марте 2015 года из-за давления со стороны фанатов автор возвращается и признаёт персонажа вновь живым.
  • Уэйд 29 апреля 2016 года публикует пост с названием «What the F**K». В нём он(она) чётко и ясно разъясняет людям, что Тоби не реален и не был списан с реального человека;
  • Уэйд устраивал(-а) Аск Тоби 27 апреля 2020 года, а 28 апреля Уэйд, во время ответа на вопрос, упоминает, что хотел(-а) бы удалить историю персонажа с сайта;
  • У Тоби нет безумной любви к вафлям, он относится к ним так же, как и к обычной еде. А миф «О безумной любви к вафлям» появился после того, как Уэйд опубликовал(-а) шуточный комикс;
  • Оружием убийцы является два топора, предположительно плотничьих. Один совершенно новый, острый, с оранжевым топорищем, другой старый и затупленный, с коричневым топорищем;
  • Приставку Тикки к своему имени он получил связи со своим заболеванием (Синдромом Туретта), при котором бывают множественные двигательные тики; Дали ему такое прозвище дразнящие его в классе ребята;
  • Тикки-Тоби считается одним из самых популярных персонажей крипипасты, наряду со Слендерменом, Джеффом-убийцей и Smile.jpg;
  • Тоби не помнит сестру, семью и всю прошлую свою жизнь в целом до встречи с Ужасом леса, так как после встречи с Оператором и влиянием его на память юноши, у Роджерса появилась амнезия;
  • У канонного Тоби Роджерса, как его описывают в редизайне, «саркастичный и неприятный характер». Роджерс не эмоциональный садист, ему кажется забавным, когда люди ощущают боль, естественно, кроме тех людей, кого он любит. Он необщительный человек и не умеет знакомиться с людьми. У него довольно «тёмное» чувство юмора, которое поймёт не каждый.
  • Рост Тобиаса составляет 5,8 (около 176,78 см.), ранее 5,6 (около 170 см.).
  • У Тоби немецкие корни.

Галерея[]

Источники[]

  1. CreepyPasta.com.ru: «Правда и Вымысел о героях крипипасты»;
  2. DeviantArt: Kastoway;
  3. DeviantArt: Ticci Toby;
  4. Ticci-Toby|Villains Wiki | Fandom.
  5. Ticci-Toby | Slender Man Connection Wiki | Fandom
Advertisement